• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Право



Слова Имануила Канта, заметившего, что юристы "до сих пор ищут дефиницию для своего понятия права", актуальны и сегодня. Важно понимать, что юриспруденция – не единая наука, это целый комплекс исследовательских стратегий, часто весьма далеких друг от друга. Но как бы различны не были основные принципы и методы legal studies, общим местом является фокус на праве как феномене и пространстве правового как рамке исследования.

 

1)  Самое распространенное представление о том, как выглядит обычное юридическое исследование, связано с работами в рамках отраслевых юридических дисциплин, то есть научных доктрин различных отраслей права. Например, внимание цивилиста, то есть исследователя гражданского права , может привлечь доктрина условных сделок, а именно оценка уровня разработанности такой доктрины применительно к реалиям России . Специалист же по конституционному праву может выдвинуть и проверить гипотезу, согласно которой за практикой толкования Конституционным Судом РФ норм российского основного закона скрывается фактическое изменение ее содержания . Однако важно помнить о двух главных проблемах, типичных для подобных ИВР:

а) Для проведения качественного отраслевого исследования нужно глубоко погрузиться в его предмет, иметь представление о состоянии теории и практики конкретной отраслевой науки - иначе высок риск написать исследование вторичное, неоригинальное. Обратная сторона медали - подмена самостоятельного исследования обзором уже кем-то проведенных. В результате получится не ИВР, а реферат.

б) Часто авторы считают, что само по себе изучение, скажем, новейшей практики судов по какой-нибудь теме, порождает научное знание. Подобные работы могут претендовать на определенную практическую ценность, но безоговорочно называть их “исследовательскими” нельзя.

Лучший совет будущим авторам работ по отраслевым дисциплинам - сначала убедитесь, что ваш уровень понимания предмета достаточен для исследования, и помощь научных консультантов, разбирающихся в выбранной вами отрасли, сильно повышает шансы на заветные 30 баллов.

2)  Особняком стоит юридическая компаративистика (или “сравнительное правоведение”) , которую можно считать как самостоятельной дисциплиной, так и использовать в качестве части методологии отраслевого исследования. Проведение такой работы никогда не обходится без изучения материалов на иностранном языке, поэтому исследователю важно заранее оценить их объем и трезво соотнести с собственными возможностями.

Проблемой тут часто становится “сравнение ради сравнения”, без осознания его конечной цели, либо установка на то, что улучшить что-то, плохо работающее в России, проще простого - найти функционально схожий институт в зарубежном праве, а потом просто внедрить его в российскую практику. Скажем, построение классификации моделей систем регистрации прав на недвижимое имущество, реализованных разными правопорядками - хороший способ понять связь между их устройством и спецификой конкретных юрисдикций, в чем сильная и слабая сторона каждой модели, как они менялись и т. п. Но представьте, что автор бы просто выбрал наиболее на его взгляд развитую в этом отношении страну, а потом, описав их модель, сразу бы вывел, что российский законодатель должен просто скопировать готовое решение, и проблема решена. Конечно, над таким исследователем бы в лучшем случае посмеялись.

 

Чтобы избежать подобных ошибок, полезно ознакомиться с работами хотя бы наиболее известных компаративистов. Их монографии могут напугать объемом, но даже знакомство с вводными главами сильно повысит качество вашей ИВР. В этом огромный плюс сравнительного правоведения - родившееся менее 150 лет назад, оно все еще не успело обрасти неподъемным количеством работ классиков, а потому обладает относительно невысоким порогом входа для молодого ученого.

3)   Описать многообразие тем, идей и подходов , которые могут обрести форму в теоретико-правовом исследовании, не представляется возможным, поскольку (и эта пока еще не стала привычной для российской юридической науки) отправной точкой для подобного исследования служит именно представление о том, чем является (или каким должно быть) право. Скажем, актуальный пример, “несанкционированный митинг” как явление правовой и политической действительности постсоветской России получит совершенно разный статус и место в системе координат “право - не-право”, если изучать его в терминах юснатурализма, нормативизма, историко-правового подхода или “теории интересов” Рудольфа фон Иеринга.

4)  Наконец, стоит назвать три науки, которые, конечно, неверно было бы относить к правовым “по происхождению” - историю права, социологию права и экономику права. Но исследования по данным дисциплинам имеют (помимо изучения правовой реальности) важное общее место - наиболее качественные из них часто возникают за счет симбиоза методов истории , социологии или экономики и профессионального видения и знания юриста. И хотя проводимые учеными исследования могут показаться совершенно невозможными в рамках ИВР, в силу объема выборки, количества закрытой статистики или архивных данных, это заблуждение. Небольшие исследования локальных явлений, проведенное человеком, разобравшимся в правовой составляющей вопроса и корректно использующего методы, - это отличная практика настоящей науки.

 

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!
Сервис предназначен только для отправки сообщений об орфографических и пунктуационных ошибках.